Германия: «Lampertheimer Zeitung»   16.03.2018. (ссылка)

ПИАНИСТ АЛЕКСАНДР МАЛОФЕЕВ ВДОХНОВЕННО ИСПОЛНЯЕТ ШОПЕНА, РАХМАНИНОВА И ПРОКОФЬЕВА.

ВИСБАДЕН - 16-летний маэстро? Кесарю - кесарево, а Богу - Богово. Юного москвича Александра Малофеева природа не обделила талантом. Упорной работой он сумел отшлифовать свои природные способности до гениального мастерства. Совсем недавно, в августе 2017 года, мы слушали в его исполнении концерт Рахманинова для фортепиано с оркестром № 2. Спустя чуть более двух лет он сорвал восторженные аплодисменты в Курхаузе, выступая на уровне высокого профессионализма, где-то еще чуть по-детски, но с божественным вдохновением. Он сумел усовершенствовать до высочайшего уровня и технику исполнения и художественную выразительность игры.

Соната Шопена и вторая соната Рахманинова си-бемоль минор, а также соната № 7 Прокофьева, написанная в грозные военные 1941-1942 годы, признаются музыковедами наиболее выразительными и захватывающими. В 1839 году Шопен создает совершенно новый музыкальный стиль. Он неожиданно разрушает "ровную", классическую форму сонаты, создавая резкие переходы от бравурного взрыва чувств к тихой жалобной мелодии. Его игра похожа на импровизацию – спонтанную, с резкими переменами эмоций на противоположные. В звуках разбушевавшихся клавиш порой теряются отдельные ноты. Страсти настолько мощные и глубокие, что детали отходят на второй план.

В 1913 году Сергей Рахманинов, еще опьяненный миром Шопена, повышает требования к исполнительскому мастерству пианиста до высот, ранее немыслимых. Но и Сергею Прокофьеву, при всей его приверженности к резкому и жесткому звучанию, знакомо и великое упоение мелодичностью. В финальной части седьмой сонаты звучит готовность яростно противостоять надвигающейся угрозе войны.

Александр Малофеев мастерски владеет широчайшей палитрой техники игры, а также умным осмыслением тактики и стратегии исполнения таких монументальных произведений. Он мастерски оттеняет выразительную ведущую мелодию легкими сопровождающими аккордами. Юный музыкант после мощного вступления Прокофьевской сонаты с его токкатой блестяще исполняет виртуозную браваду. Лирическая «Осенняя песня» Чайковского и народная песня «Думка» в чудесной обработке Петра Ильича звучат в исполнении молодого пианиста удивительно нежно, убедительно и чарующе.

Von Dietrich Stern.